Отправить заявку

Преимущества и угрозы сектора инвестиционной иммиграции

В Forbes вышла статья международного финансового консультанта FCP Financial Management Ltd Исаак Беккера с заголовком «Европа закрывается: почему ЕС начал ограничивать въезд граждан экзотических стран».

 

Разбираемся в повестке инвестиционного гражданства и даем контраргументы с экспертом компании ASTONS и бывшим главой внешних отношений Комитета по Инвестиционной Миграции (IMC) Денисом Кравченко.

 

Преимущества и угрозы сектора инвестиционной иммиграции

 

Автор статьи фокусируется на отрицательных сторонах практики инвестиционной иммиграции, ссылаясь на доклад Организации экономического сотрудничества и развития OECD, где говорится о том, что “во многих случаях выдача паспортов в обмен на инвестиции превращается в поощрение экономических преступлений и коррупции”. 

Автор последовательно рассказывает об изменениях в отрасли – отмене британской визы инвестора, ограничении безвизового въезда в ЕС для граждан Вануату, давлении Еврокомиссии на Мальту и Кипр по поводу существующих у них программ предоставления гражданства и резидентства за инвестиции, называя все происходящее методами “борьбы со злом”.


Astons более 30 лет занимается программами инвестиционного гражданства и резидентства в Европе, Карибском и Тихоокеанском регионах,  и мы хотим обратить внимание на безусловные выгоды и преимущества, которые предоставляет эта отрасль. 

 

Объясним на примере, почему от программ инвестиционной иммиграции выигрывают буквально все.

 

Бенефициарами являются сами государства, который получают иностранные инвестиции, составляющие (например, в Карибском регионе и Вануату) от 20 до 50% ВВП, заявители-инвесторы, получающие возможность свободно путешествовать, оптимизировать налоги, открыть доступ к мировому образованию, медицине, обеспечить своей семьей “запасной аэродром” на случай непредвиденной ситуации, а также сохранить и диверсифицировать активы. 



Разумеется, выигрывают и агенты, представляющие сектор и свои услуги по получению второго паспорта или ВНЖ. А это сотни компаний по всему миру и тысячи работников. 
 

Выигрывают местные компании и жители: инвестиции в государственные фонды обычно идут для решения социально-значимых проблем: устранения последствий стихийных бедствий, строительства школ, дорог и больниц, а также погашения внешнего долга страны.

 

Также имеет место быть каскадный эффект инвестиционной миграции –  повышенные выплаты налогов инвесторами, новые рабочие места и так далее.

 

Доклад OECD, критикующий программы получения гражданства и ВНЖ, в свою очередь не ссылается ни на один авторитетный источник в этой сфере, например на главное новостное агентство или международную ассоциацию отрасли –Инвестиционный миграционный совет (IMC). 

 

Представленная позиция весьма субъективна, источники доклада – это только государственные органы ЕС, которые представляют позицию с одной стороны и по умолчанию против сектора инвестиционной иммиграции по политическим причинам. Автор также ссылается на доклады Международного Валютного Фонда, который, однако, выступает обычно с поддержкой программ предоставления гражданств в обмен на инвестиции.

 

Первым значимым событием, которое свидетельствует о проблемах в секторе, автор называет закрытие британской визы инвестора Tier 1 и пишет, что программу приостановили в 2018 году из-за русских и китайских заявителей и предполагаемых нарушений в процессе получения виз. 

 

Виза инвестора составляет крайне маленький процент всех иммиграционных оснований для переезда в UK. Не стоит забывать, что программа Tier 1 сыграла важную роль для стабилизации британской экономики в прошлом – она была значительно реформирована в 2008 в разгар глобального финансового кризиса и принесла в страну многомиллионные иностранные инвестиции. Порог участия в программе составлял 2 миллиона фунтов стерлингов. Что касается обвинений в нарушениях со стороны заявителей, стоит отметить, что  при одобрении подобной визы проводится проверка на благонадежность и банковский комплайенс на высочайшем уровне. 

 

Говоря о рисках и нарушениях в секторе, можно ответить, что существующая система Due Diligence (юридической и экономической проверок на благонадежность) выстроена именно с целью их минимизации.

 

Риски есть всегда и везде, в том числе в простой миграции беженцев из стран Африканского континента или средней Азии. У них зачастую нет документов, они не подвергаются минимальным проверкам – достаточно посмотреть на метод регистрации беженцев UNHCR. Нельзя полностью отрицать: в общем потоке беженцев также может таиться «потенциальная угроза», которую ЕС видит в секторе миграции за инвестиции.

 

Важный факт: в 2019 году в ЕС было натурализовано более миллиона граждан и резидентов, среди этой цифры 0.1% –  это инвестиционные иммигранты, которых проверяют на благонадежность на порядок строже, чем оставшиеся 99%.

 

Таким образом, аргументы о широком распространении нарушений и негативных сторонах инвестиционных программ гражданства и резидентства встречают достаточно серьезный отпор. 

 

Перспективы в секторе инвестиционного гражданства и резидентства.

 

Говоря о будущем, будут ли программы предоставления гражданства и резидентства отменены в ближайшей перспективе? И главное, есть ли на это право у Евросоюза?

 

Важно понимать, что, если дело дойдет до реальной угрозы сектору с точки зрения политики или правовых разбирательств между странами и исполнительными органами ЕС, аргумент с безопасностью будет разбит «заинтересованными лицами» (странами, компаниями и так далее) через суд.

 

Крайне иллюстративный пример: ЕС оказывает давление и критикует программы предоставления гражданства Мальты вплоть до начала судебного процесса.

 

Факт остается фактом: у Брюсселя нет законного механизма воздействия на программы предоставления гражданства или резидентства за инвестиции.

 

Каждая страна по фундаментальным законам ЕС (EU Core Values and Principles) сама определяет основания и условия для натурализации своих граждан.

 

Можно сколько угодно публично «судить» Мальту, «возмущаться» по поводу золотых виз Португалии и так далее. Решение о способе натурализации граждан резидентов может принимать только гос. органы страны-члена ЕС. Сам ЕС и его исполнительные органы на правовом уровне могут только давать рекомендации. 

 

Конечно, мы все понимаем, что ЕС может найти механизмы давления (а может и применить прямые угрозы), действуя вне правового поля, но это уже совсем другая история.

 

В качестве примера автор приводит ситуацию с крошечной тихоокеанской страной Вануату. В мае этого года ЕС приостановил безвизовый въезд в Шенген для граждан острова, тем самым лишив паспорт Вануату серьезного преимущества.

 

Причины на которые ссылается ЕС – недостаточность проверки на благонадежность при получении гражданства.

 

Стоит отметить, что иностранные инвестиции – существенная статья доходов государства (до 40 %), и, конечно, отмена безвиза в Шенген повлияет на приток заявителей, а значит и на благосостояние местных жителей.

 


Но даже при условии ограничений Брюсселя, программа гражданства Вануату – как и прежде, самый быстрый путь получения второго паспорта, а также безвизовый доступ в 94 страны мира, включая Великобританию, Гонконг, Сингапур. Также граждане страны могут получить долгосрочную визу в США (до 10 лет) и оптимизировать налоги для международного бизнеса.

 

У «Карибской пятерки» все «немного сложнее» – и в плане Due Diligence, и в плане политического взаимодействия с ЕС.

 

Карибы участвуют в лоббировании, у них есть дипломатическое представительство в Брюсселе, они показывают свои практики проверок американцам. 3 из 3 подрядчиков, осуществляющих Due Diligence на Карибах – это компании с головными офисами либо в США, либо в Великобритании.

 

Говорить об угрозах мошеннических схем при «покупке» Карибского паспорта не является компетентным, принимая во внимание высокие стандарты проверки, а также открытость и готовность к диалогу со стороны государств Карибского региона.

 

Кроме того, есть ETIAS. Даже гипотетическую угрозу, которая не была устранена на стадии проверки на благонадежность, уберет ETIAS – система авторизации въезда в Европу, которая будет полностью внедрена в мае 2023 года.

 

После внедрения системы, граждане стран, не входящих в ЕС, которым не нужна виза для поездки в Шенгенскую зону, должны будут подать онлайн заявление на получение разрешения на поездку и оплатить визовый сбор. Цель системы – помочь государствам-членам ЕС более эффективно управлять своими внешними границами и повысить внутреннюю безопасность. Эта система напоминает электронную систему авторизации въезда в США (ESTA), которая служит той же цели.

 

Все эти меры должны помочь Карибским странам как можно дольше сохранить программы гражданства за инвестиции, завершение которых может привести к катастрофическим последствиям для экономики этих развивающихся стран.

 

Обеспокоенные слухами, которые лишь повышают градус напряжения, лидеры мировой индустрии инвестиционной миграции хотят в срочном порядке провести встречу между премьер-министрами стран с программами гражданства за инвестиции и президентом Европейской комиссии для обсуждения ситуации.

 

Альтернативные решения в кризис

 

Сегодня в ситуации острого геополитического кризиса и санкций, инвестиционная иммиграция крайне гибко реагирует на происходящее и предлагает срочные решения, которые позволят легально минимизировать возникающие политические угрозы и ограничения. 

 

Мы живем в турбулентное время, и в данном политическом климате 100% гарантии гражданам РФ по пребыванию и ведению бизнеса за рубежом дать проблематично. Гражданство и резидентство за инвестиции предоставляют альтернативные пути для сохранения привычного уровня жизни и капитала и обеспечения стабильного будущего.

 

Подробнее об открытых возможностях инвестиционной иммиграции для граждан РФ уточняйте в рамках индивидуальной консультации с экспертами Astons.