Отправить заявку

Что ждет популярные программы получения гражданства и ВНЖ?

На прошлой неделе портал IMIDaily опубликовал специальный обзор последних законодательных инициатив Европейской Комиссии в отношении сектора инвестиционной иммиграции.

 

Что ждет популярные программы получения гражданства и ВНЖ в Европе и по всему миру, разбираемся с экспертом ASTONS Денисом Кравченко.

 

Позиция парламента и комиссии Евросоюза предельно ясна, и была таковой с 2018 года: программы гражданства за инвестиции (CBI) должны исчезнуть, а программы инвестиционного резидентства (RBI) должны строго регулироваться. Процесс принятия подобных законных актов занимает до 8 ступеней рассмотрения в Европарламенте. На данный момент преодолены первые две.

 

Пойдет ли дальше закон и в какой форме? Это во многом зависит от ситуации на международной арене и того, продолжится ли эскалироваться ситуация на Украине. Связь, безусловно, есть. Мы видим, как этой весной массово (пусть и не всегда охотно) закрывались программы, чтобы не допустить заявителей из России. Конфликт на Украине может стать еще одной причиной для принятия решительных мер по регуляции сектора. Еврокомиссия, в целом, негативно настроена против отрасли гражданства за инвестиции уже достаточно давно, главная причина – в придании понятию гражданства смысла «товара».

 

При этом игнорируются выгоды, которые получают все бенефициары процесса: государство, куда идут значительные иностранные инвестиции, заявители, получающие более «сильный» паспорт, местный малый бизнес и др. Речь не идет о закрытии отрасли в целом, но о ее более жестком регулировании и контроле. Вероятно, что многие программы потеряют свою привлекательность для инвестора в той или иной мере.

 

Какие последствия вероятны?
 

  • Увеличение времени обработки заявки;

 

  • Популярные инвестиционные направления, такие как недвижимость и денежные средства, могут быть ограничены меньшей долей доступных мест или менее привлекательными условиями инвестиции (а скорее, отсутствием таких условий);

 

  • Будет скрупулезно проверяться физическое присутствие инвестора в стране или будут увеличены требования минимального пребывания;

 

  • Проверка также, вероятно, станет более сложной, а подача заявлений будет доступна лишь через лицензированных и жестко регламентированных представителей индустрии.

 

Есть также и весьма оправданное предложение, например, это план создания единой базы заявителей, чтобы отслеживать отказы или одобрения инвестора по разным программам. Например, заявитель, получивший отказ по греческой золотой визе, не сможет поучаствовать в программе на Кипре.

 

Интересно, что давление со стороны ЕС перманентно оказывается, а правового поля чтобы, действительно, ограничить или ликвидировать какую-либо программу в Европе все еще нет. Показателен пример Мальты, единственной программы инвестиционного гражданства, которая до сих пор функционирует невзирая на политическое давление ЕС и уже несколько лет борется за свое существование и отстаивание своих принципов в правовом поле.

 

Угрозы и предсудебные разбирательства между ЕК и Мальтой идут достаточно давно, но подать настоящий иск, обвиняющий Мальту в «продаже» гражданства все еще де-факто нельзя.

 

Выводы
 

Общий вывод, который можно сделать, лежит на поверхности: условия участия в программах инвестиционной иммиграции, которые есть сейчас, вряд ли станут более привлекательными со временем (а может и вообще перестанут быть таковыми и единственная опция, которая будет доступна инвесторам, будет пожертвование) , а существующие сейчас шансы и возможности лучше реализовать в ближайшей перспективе. Последние годы мы сталкиваемся с вызовами, которые значительно меняют наш мир, – и именно инвестиционная иммиграция может стать точкой опоры и решением для сохранения свободы выбора, безопасности и уверенности в завтрашнем дне.